11 июля 2017

Цветы и роботы Алёны Лобановой

Интервью с талантливым фотографом о принципах съёмки, том, как совмещать путешествия и работу, о сказках, вдохновении и спасении в фотографии
Алёна Лобанова
Фотограф, живёт в Перми. Снимает с 2011 года. Основные направления — фэшн и детская фотография. Съёмки Алёны обладают проработанными образами и фантастической атмосферой. Публикации Ballad of, Superior magazin, Fashion grunge
— При знакомстве с новым человеком неизбежно возникает вопрос профессиональных занятий и мне бывает непросто объяснить, чем же я занимаюсь. Фотограф — это слишком общая категория, нужно конкретизировать. Я говорю, что снимаю людей и истории об их жизни. А как представляешься ты?
— Я общим словом представляюсь — фотограф. Но могу выделить два направления, в которых хочу продолжать развиваться, которые мне нравятся. Хотя я берусь за разную работу, практически всё снимаю (смеётся). В первую очередь отмечу фэшн, модное направление, и детские съёмки.
— А что-то кроме людей ты снимаешь?
— Я очень люблю природу. Поэтому кадров с лесом, рекой и цветочками хватает в архивах. Но для съёмки природы нужно время — ждать нужный момент, рассвет, например. Если бы меня спросили – море или горы? Я ответила бы лес. Лес — это отражение моей сущности, вот его бы хотела фотографировать чаще. Возможно, когда-нибудь найду любимое дерево и буду его снимать в разное время суток и в разные времена года.
— Свою семью много снимаешь?
— Не столько, сколько хотелось бы и не так, как хотелось бы. Ругаю себя порой, что другим делаю очень хорошие фотокниги, а у моего ребёнка нет ни одной. Вот думаю, почему я такая мама-фотограф? Сапожник без сапог. Мне и самой хочется, чтобы меня кто-то запечатлел так же, как я это делаю для других. Время уходит, а мне хочется, чтобы я знала и помнила себя красивой. Снимки — это моя память. Ну как говорят, если не сфотографировал, значит, этого не было.
— Давай вернёмся в прошлое. Росла девочка Алёна, ходила в садик, училась. И вот настал день, когда она решила стать фотографом. Помнишь этот момент?
— Он очень случайный и даже немного забавный. Немного предыстории. Я училась на туризме в университете, и пошла работать. Отправляла студентов в Америку, потом была менеджером команды велосипедистов Forward, потом уволилась «по собственному желанию». Благодаря выходному пособию смогла в тот, переломный во всех смыслах, год съездить на Чёрное и Белое море. Кстати, самая любимая съёмка на плёнку из путешествия — с Белого моря, с Соловецких островов именно в тот год.
— Это какой год?
— Это 2011. В середине года, как бывает всё сразу, — переворот. Я всегда хотела работу, где можно будет смотреть много картинок. Осенью захожу на 59.ru и там вакансия «Администратор студии». Подумала «О! Работа, где картинки можно смотреть». Зарплата, правда, копеечная. Так попала в фотостудию La Spezia при журнале «Стольник». Буквально через месяц они взяли в штат фотографа Мишу Самарина. А я до этого в руках держала только плёночный Зенит и мыльницу Canon, которую мне родители купили в поездку в Англию. Правда, я уже с того момента с этой мыльницей не расставалась. Снимала много, экспериментировала.

Так вот, Миша сказал мне: «А чего ты время тратишь, картинки смотришь?». И дал свою вторую камеру, это был Canon 50d, как сейчас помню. Потихоньку стала осваивать. Первая моя творческая съёмка сразу была с моделью. Я позвала Кристину Печёнкину, и тот портрет, первый, я помню, люблю и ценю. Мне сразу захотелось экспериментировать с образом, создавать картинки из своей головы. А зарабатывать я начала, нужно же было свою камеру покупать, со съёмок женщин для сайта знакомств. Стыдно даже признаться, я тогда совсем ничего не знала об обработке. Потом уже стала ходить на мастер-классы. Ну и работа в студии помогала, начала общаться со всеми фотографами. До сих пор помню фразу Миши «Чего сидишь тут, картинки смотришь?», с этого всё и началось.
— То есть Миша дал тебе путёвку в жизнь.
— Да, наверное, так, путёвку в мир фотографии. В жизнь путёвку выдали родители. Думаю, я бы добралась до камеры и сама, но чуть позже. Он помог ускорить этот процесс. Хочу как-нибудь письмо ему написать, потому что на данный момент фотография — моя жизнь. Причём с каждым годом я понимаю, какая это крутая работа.
— Кем себя видишь через 10 лет, какие у тебя амбиции в профессии?
— Очень сложный вопрос, иногда вообще не понимаю как я, ну не через 10 лет, а вот пятидесятилетняя бабушка пойду что-то снимать. Потом вспоминаю Лейбовиц, Эллен фон Унверт, вроде как есть примеры. Но если серьёзно — не знаю, смотря какое направление мне получится продвинуть. Сейчас такой мир, который любит вызов и тех, кто его бросает. Я не отношу себя к этой категории.

Очень хотелось бы поснимать для крупного издания. И это вопрос не денег, а больше статуса. Иметь в своей биографии графу о том, что ты снимала для Vogue это круто. Но вот и они уже вымирают, вчерашние новости про Interview Magazine слышал? Детскую тему я не отпускаю, очень многие западные фотографы совмещают фэшн и детские съёмки.
— Твой детский проект называется «Мечтатели», о чём же мечтают дети в этих съёмках?
— Всегда по-разному. Чтобы найти контакт, у меня есть анкета. После её заполнения я ищу, за что зацепиться, что-то существенное, чтобы история была индивидуальная, и дети помнили что-то про себя. Ну, например, любит ребёнок динозавров, вот погрузить его в этот мир, разобраться, кем он себя там видит. Если это семья, то, может, есть предмет, который передаётся из поколения в поколение, или есть традиция собираться по субботам в баню.

У меня 70% работы делается в процессе подготовки. На съёмке расслабляюсь и ловлю то, что есть, а в голове держу заранее продуманный сюжет. Но с детьми всё бывает непредсказуемо, иногда сюжет рождается в процессе.

Вообще я мыслю этими сказками в двух параллелях. Я могу снимать Алису в стране чудес с кучей детей и с моделями и сделаю это совершенно по-разному. Хотя когда я начала, первые два с половиной года, я к детям вообще не знала, как подойти. С появлением своего ребенка, конечно, стало проще.
— Конечный результат работы — это книга?
— Да, я делаю детские и женские. Мне нравится печатный формат, но я не могу сказать, что это случается часто. Очень хочется собрать свою книгу-портфолио. Вот в твоём блоге, зашла не так давно, прочитала про портфолио. Эта идея, когда не какими-то сериями фотографии собраны, а по разным годам, жанрам стоят рядом, очень мне близка. Поискать связи неожиданные — фотография дерева или пейзажа рядом с моделью, например. Мне хочется собрать такое портфолио, которое просто передаст моё мироощущение. Но это столько времени нужно: за пять лет перелопатить и понять, где какие связи и что твоё, а что нет. И сверстать это ещё.
— Как происходит процесс съёмки: ты руководишь моделью или снимаешь «по течению»? Как понимаешь, что всё снято и пора заканчивать съёмку?
— Я не руководитель процесса, а скорее наблюдатель. Сначала я привыкаю к ракурсам, ищу удачный. Могу просто посадить человека и походить вокруг — поделаю тесты разной крупности, с разных сторон. Ищу наиболее привлекательные положения. Для меня это важный критерий. Бывает, что в клиентской съёмке этот ракурс часто повторяется, но раз человек пришёл именно ко мне, за моим взглядом на него, то так вот я его вижу.

Правило у меня есть такое: расслабленный подбородок и дышать через рот. Это меняет всё — пропорции лица, состояние человека, для женщин так это вообще базовое правило. Я даже делаю снимки до и после, показываю и объясняю: вот у вас челюсть зажата, а вот вы расслабили. На одной простушка, на другой богиня. Ну и человек дышит, расслабляется.

Потом — куда деть руки. В плане женской съёмки это всегда контакт с собой. Не стесняйтесь почувствовать себя, потрогать. А то все как каменные, руки зажаты. Кому тяжело это даётся, приходится чуть направить их. Параллельно я могу, как зеркало, им всё это показывать, чтобы было проще.

А так я не очень много инструкций даю. Стараюсь просто разговаривать с человеком о чём-то отвлечённом, чтобы глаза не стекленели, взгляд был живой. В какой-то момент могу сказать «Стоп — замри вот так». Но главное расслабить подбородок. Все это запоминают.
— Сильно фотографии обрабатываешь?
— В 2014 году я ездила на Селигер (в этот год Алёна стала победителем смены «Арт-Квадрат» в направлении «Фотография» на Всероссийском молодёжном образовательном форуме, который проходил на Селигере — прим. автора) и там был Анвар Норов. Он как бы оправдал мой подход к обработке. До этого я себя ругала, что пользовалась пресетами. А он тоже ими пользовался, но говорил об это очень правильно — если эти пресеты делали специалисты, которые тратили время для подбора цветовых сочетаний, и у них специальное образование, зачем изобретать велосипед? Да и я не стесняюсь, я использую пресеты, делаю какие-то изменения в зависимости от текущего цветового восприятия. Не усложнять — самое главное. В жизни я часто всё усложняю, а в творчестве хочется проще быть. Перестала использовать фильтр Liquify в фотошопе, потому что понимаю, что в процессе подготовки могу подобрать одежду, которая скроет недостатки фигуры. И потом у меня не будет лишней работы.
— Чего тебе не хватает в работе? Может, что-то хочешь прокачать?
— У меня сейчас такое состояние, когда энергии много, и хочется не терять себя. Я не знаю, что ты испытывал накануне тридцатилетия, но у меня был нереальный эмоциональный подъём, никогда себя так хорошо не чувствовала. Я поняла, что можно совместить всё: работу, семью и путешествия. Вот это моё желание. Даже на Новый год загадала, что раз в месяц буду выезжать, чтобы не вязнуть в рутине. Это может быть даже соседний город, но ты просто меняешь место и пробуешь найти там работу, собрать команду, это и есть новый опыт.

Так как я не могу себе позволить ехать в минус, пришлось научиться не бояться предлагать свои услуги. И я поняла, что Инстаграм — отличный инструмент для поиска нужных людей. Стала там более активна, это как моя визитка теперь. Инстаграм позволяет создавать определённую степень доверия, люди смотрят и видит живого человека с семьёй, своими заботами и делом, которое он делает так, как считает нужным. Мир оказался без границ.

А ещё у меня год уже такое чувство, что я не хочу снимать как раньше. То есть я могу продолжать так снимать, но то, что у меня в голове и что получается — совсем не совпадает. И это меня тормозит, потому что понимаю, что не выйдет так, как надо. Хотя понимаю, что чем больше буду снимать, тем ближе окажусь к нужному результату. Но неудачный опыт не даёт мне пинок, типа «Давай ещё попробуй», наоборот, тормозит.
— Бывает у тебя, что хочется бросить всё. Сказать к чёрту всё, не моё это?
— Нет. Чтоб так сильно, не бывает. У меня, как и у многих, бывает не всё просто в жизни. И фотография — мой спасательный круг, благодаря которому я могу себя вытащить из любого другого кризиса. Поэтому я не могу отложить камеру, она мой друг, а фотографии – моя память, как я уже говорила.
— Как ты считаешь, у тебя много хороших съёмок, которыми ты гордишься и точно знаешь, что это круто?
— Не много, наверное. Но знаешь, некоторые фотографы говорят, что им не нравятся свои старые съёмки. Они подразумевают, что их новые работы значительно лучше старых. Что они сильно выросли. А я очень люблю свои старые работы, они прямо очень обо мне. И мне ничего не хочется в них менять, совсем дорабатывать не хочется. Хотя пять лет прошло.

Есть любимая съёмка с Настей, космическая. Это моя глубинная тема. Я в тот день в музее Permm оказалась в первый раз, толком ни свет, ни экспонаты не знала. Не представляла, что мы наденем, куда встанем, как всё это снимать. Но по посылу, настроению, цвету, фактурам всё очень совпало. Отвечает тому, что я видела. Вот такое хочется снимать, когда опираешься на внутренний мир.

Наверное, я поэтому и к детям легко перешла — мне в детском мире легко. Не то что я отрицаю взрослый мир, нет, мне тут многое нравится, большая часть его. Но и детский взгляд мне близок. И я могу играть и с детьми, и со взрослыми. Мечтатели — это от ноля до бесконечности, я могу снимать эти книги-сказки с образами для людей любого возраста и вот тогда я совмещу всё. Не надо будет делить фэшн и детские.
Left
Right
— На твоих фотографиях место, как правило, неузнаваемо. Снимки получаются вне пространства, каждый кадр мог быть снят где угодно, как ты этого добиваешься?
— Это моё внутреннее желание, так я решила изначально. У меня была задача найти в месте, где я живу, локации, которые не отражают его, а напоминают мне места из путешествий — кусочек Парижа или Лондона, к примеру, найти в Перми. Мне с самого начала стали говорить, что мои фотографии «как не в Перми». Этот комментарий мне нравился. И это же как приключение – найди Америку, найди Африку, найди космос. И всё это есть в Перми, как оказалось. Такая постоянная работа для мозга.
— А уехать тебе не хотелось?
— Хотелось, конечно. В 19 лет попала на два месяца в Англию. Насмотрелась на тех, кто там оставался и жил легально и нелегально. В Америку на следующий год поехала, и там то же самое видела. В Англии у меня была такая мысль, но это больше возрастное, наверное. У меня крепкая связь с семьёй. Пермь для меня не место — это люди.
— Куда бы поехала?
— Сложно сказать, у меня нет пока страны или города. Я не думала об этом, знаешь, ставишь цель и будешь к ней потихоньку двигаться. Наверное, это было бы за границей, но в прошлом году у меня была любовь — Калининградская область. Климат, правда, почти такой же. Наверное, это меня и остановило. Но нет, отсутствие работы на самом деле. А так, это и в России, но вроде и Европа. Мне понравился Светлогорск, я люблю маленькие города. Даже в путешествиях столицы чаще всего не мои города как только я уезжаю в маленькую деревушку, мне становится хорошо.
— Хотелось бы поехать ассистентом, к кому?
— К Тиму Уолкеру. К Эллен фон Унверт я бы тоже поехала. Думаю, у всех известных фотографов интересно быть ассистентом. У меня вот в голове цветочки и роботы. По моим фотографиям это видно, иногда я могу снимать душевно-душевно — поля, деревни и так далее. А иногда душа требует космос. Но хочется того и другого в равной степени.
— В твоём портфолио практически нет мужских съёмок. Почему?
— У меня не было образов, подходящих для мужчин. А образ для меня очень важен в кадре. Когда ко мне приходит клиент-девушка, я прошу её написать о себе. А потом я ищу образ, подходящий под это описание, который на этого человека ложится. Потом начинаю расписывать, во что можно одеться, куда пойти. Все творческие съёмки с моделями-девушками, которые я делаю, это отражение меня. Я себя на их месте представляю. Будь у меня внешность модели, я бы себя снимала.

А когда думаю о мужской фотографии, всегда всплывают в голове актёрские съёмки — чёрно-белые эмоциональные снимки. Получается, нужно искать актёров, но чаще аудитория, которая готова на съёмки — не совсем такая. Моделей-парней я тоже не вижу в кадре, или крайне редко возникает образ.

Уже давно в моей голове творческий проект, именно мужской — я хочу фотографировать мужчин разных возрастов в образе клоунов-шутов-мимов. Почему именно эти образы возникли, я пока ответить не могу. Думаю, в процессе осуществления проекта мне самой это станет понятнее. У меня в голове картинки фотографии цирков шапито конца XIX — начала XX века. Стилистика того времени мне очень нравится. Сейчас ищу вдохновение для этого проекта. Цирк меня сейчас везде преследует. Я тут приехала к родителям в Усолье, а там на площади цирк стоит, шатёр.
— Предпочитаешь поставленный свет или доступный?
— Не ставить. У меня давно сложился подход, я научилась использовать любой свет, который есть в помещении или на улице. Может это один из моих провалов. Я не так уверена в постановке, хотя знаю световые приборы и схемы. Но у меня всё упирается в наличие свободного времени. Настройка параметров же отнимает время. А я люблю снимать быстро. Мне часто хватает часа, чтобы снять творческую съёмку и на заказ. Не потому, что у меня готовые кадры в голове, а просто так получается. Я даже не люблю приходить раньше и ждать, пока визажист накрасит модель. Я за эти два часа так устаю, что меня потом на съёмке не хватает. Есть специалисты, которым я доверяю. К ним приезжаю впритык. На месте я тоже часто впервые.

Люблю, как светят проекторы. Ещё я часто пытаюсь прикинуть во время съёмки температуру так, как я её вижу. Бывает, стоит в настройках тёпленькое что-то, начинаешь снимать и понимаешь — не то. В процессе покручу кельвины и получаю что надо. В общем, я за тот свет, который есть.
— 50 или 24 мм?
— 50 мм, я большую часть снимаю на него, универсальный, можно многое на него снять. Ширик тоже люблю. Поняла, что разным людям идут разные объективы, кому-то 85 не идёт, а кто-то на ширик очень хорошо получается. Для фэшн, конечно, ширик хорош, ну или это я просто поддаюсь трендам, сейчас его много используют, волей-неволей повторяешь.
— Зум или фикс?
— Сейчас я бы хотела зум, хотя всё снимаю на фикс. Но зум мне бы дал больше возможностей для видео, что я сейчас хочу пробовать. Ну и если о технике говорить, то я бы сейчас взяла беззеркалку, они реально крутые.
— Ты гонишься за техническими новинками? Как часто меняешь технику?
— Нет, я вообще ничего в этом не понимаю, я не технарь. Как снимала шесть лет назад на Mark II и Sigma 50 мм 1.4, так и снимаю. Просто когда начинала, все покупали Mark и 50мм 1.4. Была мода на открытую диафрагму. Сейчас я не особо это использую, ну вот и купила такой комплект. Я говорила, люблю быструю съёмку, но сам процесс не быстрый на самом деле, техника не соответствует моему темпу. Поэтому я точно не репортажный фотограф. А из путешествий я больше люблю кадры с плёнки или с телефона. Сейчас хочется лёгкий аппарат и для работы, и для себя.
— Что тебя вдохновляет?
— Как-то я в Инстаграме в сториз решила устроить интерактив. Предложила спросить меня про фотографию и творчество, я была готова ответить на любой вопрос, да и сейчас готова. Про технику, обработку, всё что угодно. А все начали спрашивать как я начала, что вдохновляет.

Вдохновить может всё что угодно — работы других фотографов, фильмы, картины, музыка, природа, даже детские игрушки. Мультфильмы очень вдохновляют. Может вдохновить простое словосочетание в названии книги, например, я всё визуализирую в голове.
— Кто твои кумиры сейчас?
— Тим Уолкер (Tim Walker), он такой сказочник, и декорации у него невероятные. Глен Лачфорд (Glen Luchford), её последние кампании для Gucci, вот это прямо моё по идеям и их воплощению, мне хочется так же. Он ещё снимает видео, и мне тоже хочется, но я не вижу движущуюся картинку, не понимаю пока, как это снять. Микаэль Янссон (Mikael Jansson) давно стал открытием. Увидела на его сайте очень разные жанры, разные подходы от естественного света до очень сложно поставленного. Елена Емчук мне нравится. Стилистикой съёмок, ракурсами и творческими проектами. Среди русскоязычных у меня фаворит Антонина Жарко, она училась в Ирландии, живёт в Америке. У неё есть европейская база, и она нашла стилиста, с которой на одной волне. Сейчас они в Нью-Йорке. Интересно работают с образами, а мне очень важно наличие образа в кадре.
— О чём ты мечтаешь? Если бы снимала себя, что придумала бы?
— Путешествие во времени, причём в далёкое-далёкое прошлое к динозаврам. И далёкое будущее. У меня Рей Бредбери хорошо сидит в голове.
В ролях:

Беседу вёл — Евгений Дёмшин
Корректор — Лара Павлова