21 ноября 2019

Стрит фотография исчезает?

Изначально моим мотивом к созданию этого проекта было банальное любопытство — хотелось увидеть, как по прошествии более ста лет выглядит Париж, снятый Эженом Атже. Но в процессе сравнения обнаружились случайные и неслучайные параллели.
К концу 19 века рисунок и текст, как средства, слишком зависящие от субъективного взгляда и ремесленного мастерства автора, начинают переживать кризис доверия. Появление фотографии сопровождалось большим воодушевлением: фотоаппарат идеально соответствовал духу эпохи индустриализации и воспринимался как машина, способная фиксировать действительность при наименьшем вмешательстве человека. В то время фотографию наделяли свойствами и функциями документа, не воспринимая её как художественное произведение. С точки зрения современников, Эжен Атже был оператором машины и скорее проводил инвентаризацию парижских улиц и деталей городского пространства, нежели осуществлял художественный замысел. На его снимках можно обнаружить бесформенные фигуры, оставляющие призрачный след времени длинной выдержки. Люди только начинают появляться в публичном пространстве, в котором проявятся отчётливо на несколько десятилетий эпохи расцвета уличной фотографии.

Появление уличных «видящих машин» в начале 21 века едва ли добавило фотографии объективности. Камера по-прежнему зависит от точки и времени съёмки. Но фотографы-машины, в отличие от фотографа-человека, часто остаются незамеченными. Осознание наличия тотальной слежки через камеры наблюдения изменило отношение к фотографии в публичных местах — на снимках Google Street View фигуры отчётливы, но лица людей смазаны для обеспечения анонимности в соответствии с законом о защите персональных данных. Законы, призванные ограничить проникновение машин в частную жизнь, распространяются и на фотографов, меняя привычные каноны жанра стрит-фотографии. Человек вновь исчезает из публичного пространства на фотографиях, и на этот раз шансы на его возвращение ничтожны.